Расследование: кому должен клуб Виталия Левченко ферганский «Нефтчи»?

Расследование: кому должен клуб Виталия Левченко ферганский «Нефтчи»?
Подписаться на

Совсем недавно на «Нефтчи» и «Навбахор» был наложен запрет на регистрацию новых игроков. Многие любители футбола и болельщики решили, что в этом виноват УзПФЛ.

ДУШАНБЕ, июль – SPORTS.tj. Но издание Championat Asia решило разобраться в этом вопросе. Стало известно, что оба клуба имеют задолженности перед УзПФЛ.

Но руководство лиги в вопросе наложения запрета не учитывала эти долги, то есть УзПФЛ не обращалась в комитет УФА по статусам и переходам футболистам по этому вопросу.

Скорее наоборот, Лига помогла клубам во время зимнего трансферного окна, обратившись в профильный комитет УФА и Союз футболистов Узбекистана с просьбой предоставить клубам отсрочку по закрытию долгов до конца апреля.

Однако оба клуба не смогли закрыть задолженности до конца апреля.

🟠Кому должен «Нефтчи»?

Ещё в декабре прошлого года жалобы на ферганский клуб подали такие футболисты, как Фозил Мусаев, Шароф Мухиддинов, Улугбек Хошимов, Суннатилла Абдуллажонов, Умар Адхамзода, Асадбек Муминов и Азизбек Олимов и бывшему тренеру клуба Владимиру Ежурову. Сейчас игроки уже выступают за другие клубы, но долги перед ними до сих пор не погашены.

Также стало известно, что «Нефтчи» не выплачивает зарплату и призовые женской команде на протяжении четырёх месяцев, а команда по футзалу не получает зарплату уже полгода.

🟠Кому должен «Навбахор»?

На наманганский клуб подали жалобы такие игроки, как Темурхожа Абдухоликов, Асадбек Собиржанов, Даврон Хошимов, Аброр Исмоилов, Дониёр Абдуманнопов и Игорь Голбан. «Навбахор» также не выполнил обещания по закрытию задолженностей перед ними.

Более того, женская команда клуба не получает зарплату последние 3,5 месяца. Футзалисты также не получают зарплату уже на протяжении четырёх месяцев. Известно, что большая часть средств клуба идут на выплату зарплаты «большим футболистам команды».

Помимо специалистов УзПФЛ, УФА и СФУ, расследованию помогли бывшие и действующие футболисты обоих клубов, сообщает Championat Asia.

А узбекский эксперт Алишер Никимбаев, в свою очередь, высказал свое мнение:

– Лига помогла клубам во время зимнего трансферного окна, обратившись в профильный комитет УФА и Союз футболистов Узбекистана с просьбой предоставить клубам отсрочку по закрытию долгов до конца апреля. Однако оба клуба не смогли закрыть задолженности до конца апреля.

Вы уж извините, но я снова про клубное лицензирование и про дутые цифры в отчётах ПФЛ. Журналисты, сами того не желая, раскрыли схему, как ПФЛ получает завышенные цифры лицензированных клубов.

ПФЛ, когда отвечала на мой пост о приписках в лицензировании, пыталась оправдаться тем, что заявления о задолженностях поступили после 31 марта. На самом деле, это кривое понимание регламента.

В реальности регламент требует до 31 марта погашения долгов, накопившихся к 31 декабря. Что в этой ситуации делает ПФЛ, как выяснили журналисты? Она просит комитеты отсрочить оплату долгов до конца апреля. То есть, таким образом, по состоянию на 31 марта долги есть, но их разрешено оплатить позднее. Я оставлю за скобками тот факт, что при этом никто не спрашивает согласия футболистов на отсрочку.

Но разве футболисты это люди с точки зрения ПФЛ? Терпели несколько лет и ещё потерпят. Странно только, что профсоюз футболистов играет в эти игры с ПФЛ, вместо того, чтобы защищать права своих членов.

Вернёмся к лицензированию. Итак, ПФЛ сама помогла «Навбахору» и «Нефтчи» получить лицензию АФК, несмотря на имеющиеся долги. То есть решение было принято не из-за непрофессионализма, а по умыслу. И умысел тут понятен: больше клубов с лицензиями – красивее отчёт.

А что случилось бы, если бы «Навбахор» и «Нефтчи» (и «Сурхон», и клубы первой лиги) не получили лицензии АФК? Они не смогли бы принять участия в Лиге чемпионов АФК. Но они и так не смогли бы принять участие.

То есть если бы ПФЛ попросила бы отсрочку не до конца апреля, а до конца марта, то клубы не прошли бы лицензирование, и это было бы, как минимум, справедливо. А как максимум, этот факт можно было использовать в качестве рычага в требованиях задолженности.

Но ПФЛ пошла другим путём. Попросила такую отсрочку, которая позволила получить лицензию. Для чего? Всё очевидно. Потому что для ПФЛ отчёты перед начальством важнее реальной работы. Тем, кто сейчас по традиции начнёт писать о том, как я работал раньше, и спрашивать, чего я добился в своей карьере, предлагаю сначала ответить самим себе на один вопрос.

Скоро семь лет, как в ПФЛ пришли на работу нынешние деятели, может, пора перестать искать источники их проблем в том, кто и как работал двадцать лет назад…, – сказал Никимбаев.

Поделиться новостью
Редакция Sports.tj

Редакция Sports.tj

Будьте в курсе всего интресного

Telegram Facebook Instagram vk

Возможно , вас заинтересует

Добавить комментарий

error: Content is protected !!