Рашид Рахимов: «Из нападения в защиту перешёл у Сёмина»

Рашид Рахимов: «Из нападения в защиту перешёл у Сёмина»
Поделиться новостью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ДУШАНБЕ, июль – SPORTS.tj. Недавно бывшему игроку душанбинского клуба «Памир», тренеру Рашиду Рахимову исполнилось 55 лет. В интервью российской прессе он рассказал о первых шагах в спорте, о том, как тренировался в команде «Памир» под руководством Юрия Семина и о том, что главное в работе тренера.

Рашид Маматкулович один из бывших игроков легендарного душанбинского «Памира». После успешных выступлений в Таджикистане, России, Испании и Австрии, он перешел на тренерскую работу. На этом поприще успел поработать с «Локомотивом», который возглавлял в сезоне-2008-2009 чемпионата России, поработать с австрийской «Адмирой» из Мёдлинга, пермским «Амкаром» и грозненским «Тереком», ставшим затем «Ахматом». Впрочем, не приходится сомневаться, что главные его победы – впереди. Да хотя бы потому что таких серьёзных, рассудительных и вдумчивых тренеров – еще надо поискать! О футболе с Рахимовым говорить не просто интересно, а очень интересно. Хотя – не только о футболе…

– Рашид Маматкулович, вы ранее, к примеру, интересно про дочек говорили, которых у вас четверо, но ни разу не попадалась информация относительно ваших корней. Расскажете – из какой вы семьи?

– Родился в Таджикистане. Обычная советская семья по большому счёту. Отец – дальнобойщик. Он очень рано ушёл из жизни, к сожалению. А мама дома была, воспитывала детей. Нас у них шестеро. Старшая дочка и пятеро сыновей. Я четвёртый из братьев по возрасту. Больше никто спортсменом не стал – хотя почти все братья занимались и футболом, и борьбой. Но, кстати, не спортом единым – музыкой тоже. Я, если не знали, на ударных инструментах играл. Родители нас не агитировали в пользу чего-то, для них главным было, что мы заняты, на улице не шлялись. Я параллельно с футболом классической борьбой и боксом занимался. Но футбол перетянул, видите. Хотя в боксе, скажу вам, вроде получалось.

Помню даже: известный тренер Балзанов Церен Санджеевич, воспитавший олимпийского чемпиона Раимкула Малахбекова, высоко оценивал – он меня ставил в спарринг с тяжеловесами. Тогда, наверное, и научился держать удар (улыбается).  В футбол серьезно начал играть в команде «Трудовые резервы» города Душанбе. Первый тренер — Сергей Мусалимович Насыров. Когда заиграл в душанбинском «Памире», моим главным болельщиком была мама. Она всегда внимательно смотрела мои матчи. Потом обсуждала со мной.

– Критиковала?

– Знаете, самое жёсткое было, когда приходил домой после неудачной игры, и слышал: «Сегодня нам с тобой говорить не о чем».

– Давайте вспоминать, как вы пришли в душанбинский «Памир», ну и, конечно, каким был тогда молодой тренер Юрий Сёмин?

– Начну с того, что тогда в таджикском футболе подросло сильное поколение. Мы дважды (!) выигрывали турнир «Переправа», собиравший лучших молодых футболистов со всех 15 республик Советского Союза. Причём оба раза мне посчастливилось быть в составе победителей: сначала – со старшими, затем уже – с ровесниками. Меня позвали в дубль ещё в 1981-м. Первый матч за «Памир» провёл 16-летним. На Кубок СССР – это была какая-то ранняя стадия. И вот как раз наше поколение влилось в команду практически одновременно с тем, как её принял Сёмин. При нём и стал играть на позиции левого защитника – а до этого был нападающим, много забивал… Юрий Палыч был совсем молодым тренером, только в «Кубани» успел недолго поработать, когда в середине 1983-го возглавил «Памир».

– Эмоции тогда у Палыча уже били через край?

– Конечно, сами можете представить! Это ещё сейчас, с возрастом, он стал поспокойнее. Впрочем, все, наверное, со временем меньше эмоции показываем. Понимаешь: надо не сразу пар выпускать, а сначала проанализировать ситуацию. И потом уже высказаться.

– В Душанбе болельщики называли вас «Садди Искандарий» – почему? Знаю только, что так называется поэма Алишера Навои…

– В переводе это значит – «Стена для Александра Македонского». Видимо, подразумевалось то, что я был жёстким защитником, меня было тяжело пройти. Македонский ведь практически идеал полководца, который успешно захватывал государство за государством, город за городом. По сути – проезжал катком. Чтобы остановить его – это такая крепкая стена должна быть, понимаете?

– А потом, в Австрии, вас стали называть уже иначе – «Мститель»!

– Здесь, наверное, имелось в виду, что не забывал, когда соперник относился к нашей команде не очень, скажем так, ласково. Потом встречал – как полагается. Знаете, как говорят в таких случаях: я не злопамятный, но память у меня хорошая (смеётся).

– В «Локомотиве» вы оказались в 1993-м – «Спартак», куда вернулись из испанского «Вальядолида», отдал в аренду. Но могли переехать в Москву и раньше – ЦСКА ведь пытался в армию призвать, правда?

– Да, тогда была целая история. «Памир» в СССР в первой лиге (второй по уровню дивизион, как сегодня ФНЛ) конкурировал за выход с ЦСКА. Армейцы узнали, что почти полкоманды у нас – военнослужащие. Почему, дескать, в футбол играете? Давайте служите по-настоящему! Троих отправили в Северный Казахстан, включая Олега Ширинбекова, а остальным – ну то есть мне, Юре Батуренко, нынешнему помощнику Сёмина в «Локомотиве», Толе Воловоденко, вратарю Андрею Мананникову – выпала Кушка. Самая южная точка СССР. А затем уже дослуживал в Ташкенте.

– То есть, если бы не конкуренция с цээсковцами, настоящую армию не увидели бы?

– Ну нет, почему, мы в своё время прошли учебку, приняли присягу. Это пянджский погранотряд. 201-я дивизия. Готовились в Афганистан отправлять, где тогда шла война. Но «Памир» вытащил оттуда.

– А потом наверняка ведь поступали предложения: переходи в ЦСКА – и забудешь про сапоги…

– Разумеется. Покойный Марьян Плахетко, тогда начальник команды, интересовался: готов ли? Я был не готов. Как и все остальные.

– А на предложение «Спартака» как согласились?

– Так звал сам легендарный Николай Петрович Старостин. Вообще трижды приглашали, но разговор с ним отложился в памяти особенно чётко. Это был год 1990-й, играли в манеже, проиграли – 0:1, Родионов с пенальти забил. В раздевалку постучались: «С тобой Николай Петрович поговорить хочет». Быстро, буквально за минуту, оделся, вышел. И знаете – слова такого человека запоминаются навсегда: «Ты – не игрок. Ты – игрочище. И ты всё равно будешь у меня в команде». Хотя, думаю, «игрочище» – слишком громко сказано, но было приятно, конечно!

– Теперь – к переходу в «Локомотив». Вы ведь практически сразу попали на «Ювентус».

– Ну не сразу, но это был один из первых матчей за «Локо». Историческая игра – первая для «Локомотива» в еврокубках. Против нас – Роберто Баджо, Фабрицио Раванелли, Джанлука Виалли, Антонио Конте, Массимо Каррера, Морено Торричелли, чемпионы мира из Германии Андреас Мёллер и Юрген Колер, бразилец Жулио Сезар, Анджело Перуцци в воротах… Но первый тайм мы достойно держались – 0:0. Потом всё-таки дважды Баджо и один раз Раванелли забили нам. Но и тут приятно было, когда тренер – знаменитый Джованни Трапаттони! – похвалил команду, выделив несколько игроков. Среди них был и я, игравший на позиции либеро (тогда было такое амплуа – свободный защитник).

– Это помогло при переходе в Австрию, где вы, так понимаю, стали звездой венской «Аустрии»?

– Звездой или не звездой – не мне оценивать, наверное, хотя болельщики присвоили мне там специальную карточку, которую дают только тем, кого считают легендой клуба. Не знаю, сколько сейчас таких, но тогда (говорю про конец ХХ века) насчитывалось всего человек 20-25. При этом только двое или трое были иностранцами. А насчёт того, что помогло… Да, наверное, и это тоже. Как и то, что в Лиге чемпионов успешно противостоял, например, «Баварии» и ПСЖ, где были сплошь звёзды: Юрген Клинсманн, Оливер Кан, Лотар Маттеус, Раи, Джордж Веа, Давид Жинола…

– Вы везде быстро учили языки, причём – не только тех стран, где играли… В чём секрет? Талант?

– Да секрета нет, просто мне всегда хотелось понимать, о чём говорят мои партнёры. А они были не только ведь австрийцами и испанцами – из разных стран. Например, из бывшей Югославии. Сначала переспрашиваешь, что значит это слово, потом другое, затем отмечаешь, с какой интонацией их произносят – вот так и учишь потихоньку.

– Да, наверное, это тоже – составная профессионализма. Важная и для тренера. Итак, следующее ваше появление в «Локомотива» – как раз на тренерском мостике. Перед стартом сезона-2008. Сейчас-то наверняка можете сказать, что сделали бы тогда по-другому?

– Конечно. Вообще, наверное, нет тех, кто не совершает ошибок. Важно делать из них выводы – и не повторять больше. Так вот, проанализировав, понимаю, в чём можно было поступить иначе. Я же пришёл по сути ещё молодым тренером – столько энтузиазма и желания! Перестраивать команду надо было? Надо. А сложно это? Сложно. Я решил начать с атаки. Очень хотелось показывать яркий футбол. Сразу накрывать соперника, отбирать мяч там, на его половине. Причём поначалу всё неплохо шло, 4 игры подряд выиграли. Но потом уже сказалось то, что баланса ещё не было. На второй год уже лучше получалось контролировать игру: добавился классный центральный полузащитник хорват Дуймович из «Амкара», грузин Муджири, два хороших центральных защитника у нас уже были – черногорец Баша и бразилец Родолфо. Увы, немножко не хватило времени, не успели перестроиться…

Я к чему всё это? Помню, что помощники-австрийцы говорили: может, стоит начать с обороны? Отвечал, что мы всё равно придём к этому. Но давайте не сразу. А сейчас понимаю, что так и надо было начать – от печки. Стратегически ошибся, получается.

– А можете выделить, какие качества и умения для тренера – основные? Или зачастую важно просто, чтобы повезло – и ты попал в нужное время в нужное место…

– Это тоже нельзя сбрасывать со счетов. Но вообще для тренера огромную роль играют детали. Надо не просто правильно определить индивидуальные качества игроков. Дать им атлетическую подготовку. Привить командную скорость и смену ритма. Умение делать паузы. Но ещё и определить реакцию футболистов – тоже важно. Бывает, что понимаешь – нагрузки уже во вред. И опыт твой как игрока – тоже играет роль. Ты должен не забывать, каким был сам. И понимать, как футболист среагирует на фразу определённую, ещё на что-то. Определённые границы, конечно, установить нужно. Но – и учитывать, что сейчас творится в душе игрока, есть ли у него проблемы в семье или другие какие-то… Тут мелочей нет, поверьте!

– Арбитр Игорь Федотов сказал, что среди судей друзей нет, они, дескать, все конкуренты… А среди тренеров?

– Конкуренция – да, существует, конечно, но это не отменяет того, что со многими коллегами – хорошие дружеские отношения. Могу назвать тут Валеру Карпина, его помощника Виталия Кафанова, Хасана Биджиева, Батуренко того же…Да я долго могу перечислять, вам места не хватит (улыбается). Но даже есть нет с кем-то близкой дружбы, должна же быть некая цеховая солидарность. Да, иногда я вижу, что лучше бы сделать по-другому, но не позволю себе огульно критиковать коллегу по телевидению, например, просто потому что я – не внутри процесса. И не знаю многих деталей.

Поделиться ссылкой:


Аватар

Редакция Sports.tj

Подписывайтесь и будьте в курсе всего интересного - Я.Дзен, Telegram, Instagram

Возможно , вас заинтересует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы не можете скопировать содержимое этой страницы

error: Content is protected !!
P