Мухсин Мухаммадиев: Предсказал победу над «Барселоной» в 2009-м

Мухсин Мухаммадиев: Предсказал победу над «Барселоной» в 2009-м
Поделиться новостью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Таджикский специалист Мухсин Мухаммадиев – о работе в «Рубине».

ДУШАНБЕ, ноябрь – SPORTS.tj. Мухсин Мухаммадиев с 2008 по 2012 год был спортивным директором «Рубина», который проводил лучшее время в истории: брал два золота подряд, обыгрывал «Барселону» в Лиге чемпионов и побеждал в Кубке России.

Летом 2012-го Мухаммадиев покинул Казань и возглавил сборную Таджикистана. В интервью «СЭ» менеджер рассказал о причинах ухода, конфликте с Бердыевым, сорвавшихся переходах и о том, почему «Рубин» после него на несколько лет стал середняком чемпионата.

– О времени в «Рубине» у меня только хорошие воспоминания, – говорит Мухамадиев. – Был такой сумасшедший коллектив, каждый дополнял друг друга, все были очень дружны. Может быть, в этом был секрет успеха чемпионской команды. Бердыеву удалось создать великолепный коллектив, где все понимали друг друга с полуслова. Случались рабочие моменты, без них никуда. Но в целом я с удовольствием вспоминаю то время.

– Как вы оказались в «Рубине»?

– Мы знакомы с Курбаном Бекиевичем еще с тех времен, когда были футболистами. Он был очень известным игроком, и я, конечно, его знал. Когда я начал играть, он уже заканчивал. Заочно мы друг друга знали. Но близко начали общаться, когда он работал тренером в Турции в «Генчлербирлиги», а я играл за «Анкарагюджю». Мы дружили семьями. Очень часто ходили друг к другу в гости, вместе проводили время. Затем он уехал, но мы поддерживали связь.

В 2008 году его приглашение в «Рубин» было неожиданным. Я тогда работал главным тренером в «Витязе», а в конце апреля ушел из клуба. И Курбан Бекиевич узнал об этом, пригласил в Казань, где освободилась вакансия спортивного директора. Я тогда находился в Ташкенте, разговаривал с президентом местного «Локомотива» о переходе. А потом позвонил Бердыев, и я решил, что выберу «Рубин». В «Локо» поняли, что «Рубин» – это другой уровень.

– В создании первой чемпионской команды успели поучаствовать?

– Все-таки ту чемпионскую команду собирали Сайманов с Бердыевым. А в 2009-м – да, участвовал. В 2008 году команда, в принципе, была укомплектована, а в 2009-м вернулся Домингес, пришел Навас. Коллектив был шикарный. Все очень быстро нашли общий язык.

– Кто был лидером команды?

– Семак. А душой раздевалки — Ансальди. Он постоянно заводил игроков, шутил. Навас тоже. Такой коллектив был, как будто играли им уже лет пять.

– Были конфликты? Рассказывали, что как-то Бердыев выгонял Милошевича прямо с тренировки.

– Нет, Саво — один из самых великолепных игроков, кто был в клубе. Он и в раздевалке, и вне ее вел себя как настоящий профессионал. Не попадал в состав, но никак не показывал, что был недоволен. Самое сложное, когда опытный звездный игрок не попадает в состав и зачастую из-за этого возникают конфликтные ситуации. Но с Милошевичем такого не было.

Обычно те, кто не играет, на следующий день после матча тренируются, и Саво показывал такое рвение молодым, что всем было понятно, как надо работать. Благодаря этому терпению он и забил золотой гол.

– После того чемпионства Бердыев танцевал, улыбался, радовался как никогда. Вы прежде и после видели его таким?

– Нет, никогда не видел. Видимо, были такие эмоции из-за первого чемпионства, тем более что мы сделали это с командой не из Москвы и Санкт-Петербурга — этого дорого стоит. Хотя перед сезоном такой задачи не было, но аппетит приходит во время еды, и мы по ходу сезона стремились к золоту.

– Перед игрой в Барселоне в 2009-м у вас был спор с Бердыевым. Расскажете?

– Когда мы вышли на «Ноу Камп» на предыгровую тренировку, то подошли к центральному кругу и осматривали арену. Пока команда разминалась, я сказал Бердыеву: «Если с центра поля попаду с первой попытки, то мы обыграем «Барселону». И я попал точно в ворота ударом верхом, по воздуху. Это было для интереса, ради шутки. Но в итоге так и получилось — мы выиграли! Это было невероятно, незабываемый вечер! Хотя на тот момент у «Барселоны» была лучшая команда, на пике.

– Помните, как в «Барсе» отреагировали на поражение от какого-то «Рубина»?

– Они вообще не понимали, что произошло, как такое возможно. Но когда мы их обыграли, они нас запомнили и знали, где находится Казань. Отношение поменялось — даже на одних испанских сборах предоставили нам небольшой стадион в Барселоне, уважительно отнеслись.

– В клубе рассказывали, что многие после чемпионства могли купить машины, квартиры, потому что были солидные премиальные. Реально так?

– Премиальные действительно были хорошие. Сейчас тяжело вспомнить, какие именно это были суммы. Но никого не обидели.

– Вы были очень близки с Бердыевым. Расскажите, какой он в жизни?

– На людях он очень замкнутый, закрытый, немногословный. А среди своих — нормальный: и пошутить мог, и историю рассказать. Помню, как на сборах мы постоянно играли в шахматы, когда было свободное время. Было много партий — играли примерно на равных. Он очень любит шахматы, как и я. В команде мало кто играл, мы могли полдня играть и даже не заметить, как время летит. Или вечером начать и засидеться до поздней ночи.

– Суеверия Бердыева: автобус не должен сдавать назад, запрещен 13-й номер. Как к этому относились в клубе?

– Такие ситуации бывали. У него свои внутренние порядки, в которые Бердыев верил. Все старались это соблюдать.

– А если матч 13 числа?

– Не помню таких ситуаций, но мы не переносили матчи, это было невозможно.

– Рыжиков рассказывал, что как-то в гостевую раздевалку якобы запускали крысу. Это правда?

– Нет, конечно! Это фейк, никогда такого не было. Придумал кто-то. У нас ведь был хороший менеджмент: великолепный генеральный директор Голов, старожил клуба. Или начальник команды Александр Айбатов — настоящий профессионал. Такое было невозможно.

– Насколько штаб и окружение Бердыева повлияли на успехи «Рубина»?

– У помощников было большое влияние, и Курбан Бекиевич прислушивался к каждому из них. Это был очень сильный штаб специалистов: Виталий Кафанов, Александр Мацюра, Павел Петрович Черепанов, Якуб Хаджиевич Уразсахатов.

Сейчас Виталий Кафанов работает в сборной России — это как раз показывает, какого уровня специалисты работали в том «Рубине». Меня вообще не удивляют его успехи, он — фанат вратарского ремесла, а таких очень мало. Он пишет книги, снимает фильмы об этом, собирал конференции. Кафанов просто перезагрузил школу вратарей, его вклад неоценим. При этом Виталий Витальевич очень простой в общении и поведении, просто золотой человек. Очень уважаю его, мы по-прежнему на связи.

– Правда, что в 2012 году вы покинули клуб из-за разлада с Бердыевым?

– Действительно, у нас с Курбаном Бекиевичем было недопонимание. Думаю, не совсем правильно говорить о конфликтах. Такое случается в работе, и это нормальный рабочий процесс. Но в той ситуации я для себя решил, что не готов продолжать работу в «Рубине».

Известно, что тогда у Бердыева были непростые отношения и с президентом клуба Дмитрием Самаренкиным. Хотя с его приходом «Рубин» мог многое завоевать, побороться за медали и трофеи. Жаль, что у них не получилось найти связь.

– Как думаете, почему?

– Наверное, им не удавалось прийти к общему мнению по каким-то вопросам. Дмитрий Анатольевич хотел найти компромисс, но у Курбана Бекиевича было свое видение ситуации.

В тот период мы выиграли Кубок России — один из последних значимых трофеев «Рубина». Считаю, что вклад Дмитрия Самаренкина в успехи той команды не до конца оценили, с ним клуб мог достигнуть гораздо большего. Дмитрий Анатольевич при этом успешно работал в хоккее с мячом, с ним команда «Динамо-Казань» выиграла несколько титулов, а сборная России, где он работал генеральным менеджером, стала чемпионом мира — эти достижения говорят о многом.

– Вы ведь очень близко общались с Бердыевым. Как так вышло, что сейчас не общаетесь?

– Уже десять лет не общаемся — так бывает в жизни. Да, у нас были близкие отношения, в произошедшем не было моей вины, поэтому я спокойно себя чувствую.

– С 2013-го «Рубин» начал падение и в итоге развалился, стал середняком. Кто виноват?

– На тот момент я уже не работал в клубе, поэтому мне сложно говорить. Думаю, что были проблемы, одна из которых — модель управления клубом. Все решения были сконцентрированы в руках Курбана Бекиевича, что сложно при всем его таланте.

– Нельзя в одиночку контролировать весь клуб?

– Конечно! С 2008 по 2012 год «Рубин» был на пике. Удивительно, что произошел такой спад.

– Бердыев рассказывал, что «Рубин» в свое время следил за Робиньо и Ди Марией. Были на вашей памяти будущие звезды, кого не решились подписать?

– Да мы всех смотрели, даже хотели подписать 17-летнего Лукаку из «Андерлехта», нам нужен был нападающий. Мы с главой селекционной службы Федоровым ездили смотреть его и Буссуфу. Его агентом был отец — он сказал, что хочет, чтобы Ромелу играл только в Англии. У нас был конкретный интерес, мы бы с удовольствием его взяли.

Много таких примеров: кто-то не хотел ехать, кто-то просил завышенную зарплату, кого-то клуб не отпускал или просил космические отступные. Мы, например, спрашивали у «Порту» о возможности купить Радамеля Фалькао. Я лично разговаривал с президентом клуба, который запросил за колумбийца 60 миллионов евро. Ну как мы его возьмем за такие деньги?

– Почему «Рубин» упустил Думбия в ЦСКА?

– Я провел в Швейцарии целый день в переговорах с «Янг Бойз», с президентом и агентами. Не мог понять, почему они не соглашались на наши условия. Это был самый неприятный эпизод в моей карьере.

– В чем была проблема?

– Мы начинали с 7 миллионов евро отступных и дошли до 15 миллионов. Но они ни в какую не соглашались. Не понимал, почему. Оказывается, швейцарцы до этого уже все обсудили с ЦСКА — нас чуть-чуть опередили. Они завышали цену, конкретики не было. Весь день пришлось потратить на то, чтобы понять, чего они хотят. В итоге в ЦСКА они продали Думбия дешевле, чем предлагал «Рубин». Вроде бы они хотели согласиться на трансфер в «Рубин», но в последний момент отказались. Может быть, уже была договоренность с ЦСКА и они сомневались, не продешевили ли.

– Кого еще из звезд хотели привезти в Казань?

– Не секрет, что «Рубин» интересовался Ди Натале, мы вели переговоры. Это был 2010 год, перед чемпионатом мира, я встречался с игроком лично. И он был готов к переходу, попросил, чтобы за ним прислали самолет. Они уезжали на чемпионат мира, я чудом встретился с ним, с агентами.

– Реально было забрать его в Казань?

– Реально вполне, у него было желание. Но в последний момент передумали руководители «Удинезе». Когда вели переговоры, то была договоренность, что после чемпионата мира мы привезем его в Казань, чтобы показать город, условия; чтобы супруга увидела, где они будут жить. И дальше, после этого визита, мы должны были принять решение. Но в итоге после турнира клуб отказался от дальнейших переговоров, не отпустил игрока в Казань. Ди Натале в итоге так и закончил карьеру в «Удинезе».

– Правда, что ещё пытались подписать Квальяреллу?

– Да, это правда. Мы раз пять ездили в Италию его смотреть. Но он сам не захотел ехать в Россию.

– Бердыев считал, что Карлос Эдуардо мог стать игроком, который бы перестроил игру «Рубина» с акцентом на атаку, на другой стиль. Его травма и такая провальная карьера — почему так произошло?

– Этот трансфер — решение Курбана Бекиевича, он его очень хотел.

– Ценник в клубе никого не испугал?

– Испугал, конечно. Это был большой риск. Но речь шла о трансфере несколькими траншами. Надо признать, что «Хоффенхайм» с нами был не до конца честен. Во время обследования они предоставили не все медицинские данные. У него была такая травма, что её очень сложно обнаружить. Тяжело найти это на мониторе и увидеть проблему.

Это сегодня более современные технологии и аппаратура позволяют качественно и почти без ошибок провести медобследование спортсмена. Даже сейчас бывают промахи, не все находят. А в то время, десять лет назад, было еще сложнее. Но Карлос тогда был перспективным игроком с большим будущим, с потенциалом для большой карьеры. Если бы не та травма, он бы стал очень серьезным футболистом.

– Как в клубе отреагировали на то, что игрок за 20 миллионов евро выбыл на очень долгий срок?

– Конечно, руководство нервничало, ведь потратили такие деньги. Думаю, были претензии к менеджменту «Рубина», что трансфер себя не оправдал.

– Бердыев не пожалел?

– Думаю, что было такое. Это были большие деньги.

– Трансфер Мартинса — тоже разочарование?

– Это тоже очень хороший игрок. На него также были большие надежды, ожидания от его игры. В принципе, он нам отчасти помог. Но он пришел к нам уже в возрасте. Был бы моложе, проявил бы себя лучше.

– Ваш самый удачный трансфер?

– Переход Романа Еременко из киевского «Динамо». Я ездил в Киев на переговоры к Суркису — было очень сложно. «Динамо» поставило нас в такие рамки, что невозможно было подписать игрока. Обычно оплата за трансфер производится несколькими траншами, но Киев просил сразу больше половины всей суммы. В итоге все же смогли договориться.

– Предложение от «Зенита» по Бухарову и Семаку — самое роскошное в то время для «Рубина»?

– Да, конечно. Но мы очень не хотели отпускать Семака. Когда были конкретные переговоры по Сергею, все в клубе были против. И знаю, что изначально он хотел остаться в Казани и закончить карьеру именно в «Рубине». Ему нравились город и клуб. В последний момент Бердыев решил, что Семак тоже перейдет в «Зенит» с Бухаровым, и согласился на предложение.

– 20 миллионов евро за Бухарова — это удача?

– Конечно, ведь на тот момент продать игрока за такие деньги — это было шикарно для клуба.

– Самый недооцененный игрок чемпионского «Рубина»?

– Думаю, Рязанцев был недооценен. Потенциал у него был очень хороший. Считаю, он не до конца себя реализовал.

– Кто ваш самый любимый игрок «Рубина»?

– Мне все игроки дороги, каждый из них профессионал. Наверное, особенно могу выделить Рыжикова, Домингеса и Карадениза. Сергей — вратарь, он как сапер: любое его неправильное действие приводит к печальным последствиям. Знаю, как Рыжиков работал, как Кафанов им занимался, зная его трудолюбие и простоту, — это все мне импонировало. За счет характера и желания он достиг таких высот.

– Когда Рыжикова позвали в «Спартак», не боялись потерять лучшего вратаря в истории клуба?

– Тогда на 90 процентов он был близок к переходу, и было очень трудно его удержать в Казани. Спустя много лет я задумываюсь, правильно ли мы поступили тогда. Может быть, стоило отпустить его в «Спартак», ведь это была его мечта. Нужно было дать ему попробовать себя на таком уровне. Интересно, как бы сложилась его карьера, если бы мы его отпустили.

– Самый эффективный трансфер того «Рубина» при вас?

– До меня — это Семак, Нобоа, Карадениз, Рыжиков и Ансальди, а при мне — Навас, Домингес, Еременко. Чори — одно из лучших возвращений. Он стал лучшим игроком во втором чемпионском сезоне.

– Насколько тяжело было отпускать Домингеса после феноменального сезона в 2009 году?

– Да, это было для нас проблемой. Мы были готовы пойти на любые условия, дать любую зарплату. И он это знал. Но Чори хотел в Испанию. Мы долго с ним разговаривали, уговаривали, но он ни в какую не хотел оставаться в России. Думаю, супруга повлияла на него сильно. Семья хотела жить в Испании. Мы такие шикарные условия ему предлагали, но не помогло. Это была большая потеря.

– Сегодня в клубе нет премиальных. Насколько это влияет на настрой, мотивацию?

– Конечно, это влияет. Когда игрок понимает, что после победы получит деньги, — это серьезная мотивация. В «Рубине» просто сейчас нет таких финансовых возможностей, да и в целом немногие клубы РПЛ сегодня это практикуют. Чаще делают выплаты за итоговый результат.

– Какими тогда были премиальные?

– Думаю, это были небольшие суммы — намного меньше, чем в «Зените» и в московских клубах. В районе пяти тысяч долларов за победу. В то время это были самые низкие премии в лиге. Думаю, мы были на пятом месте с конца. И все равно это работало.

– За кем сегодня вам нравится следить в России?

– Очень нравятся «Крылья Советов»: стиль их игры, система. Импонирует, как Осинькин работает с командой, его стратегия. Мне близки его идеи. С большой симпатией отношусь к этой команде.

– Кто разочаровывает?

– Немного «Спартак». Непонятно, во что команда играет. Бывают хорошие матчи, затем провальные. Нет стабильности.

– Как вам новый «Рубин»?

– Неплохо начали сезон, неплохо играли. Но потом перестало получаться, пошли травмы, потери. И очень много очков потеряли. Сейчас они не в очень хорошем состоянии.

– Нынешний «Рубин» со Слуцким и Саймановым способен в ближайшие годы решать большие задачи? Или для этого нужен другой уровень бюджета, как в чемпионские годы?

– Конечно, в первую очередь нужны финансовые условия, чтобы ставить какие-то серьезные цели. Если есть ресурсы, ты можешь купить классного футболиста, а если нет, то очень сложно комплектовать команду под задачи. Сейчас тяжело окупить большие затраты на трансферы. Это бизнес-проект, при котором тяжело выйти в плюс. Поэтому чаще всего выбирают модель, когда раскрывают молодых игроков и продают дороже.

– В целом в РПЛ уже все ясно: «Зенит» — чемпион?

– Да, ни у кого и близко нет шансов их остановить.

– Вы видели Семака игроком, капитаном «Рубина» и сборной. Ожидали, что он сделает такую тренерскую карьеру?

– Если честно, не ожидал. Не видел в нем таких задатков. Никто не думал, что он в ближайшем будущем станет тренером. Если бы я сказал, что знал, то это будет обманом. Сергей — молодец. Я рад, что он добился таких успехов.

Поделиться ссылкой:


Редакция Sports.tj

Подписывайтесь и будьте в курсе всего интересного - Я.Дзен, Telegram, Instagram

Добавить комментарий

Вы не можете скопировать содержимое этой страницы
error: Content is protected !!