Кто нашел для «Рубина» Азмуна, и кто работал с Бердыевым с первого сезона. Интервью таджикистанца Ежурова

Кто нашел для «Рубина» Азмуна, и кто работал с Бердыевым с первого сезона. Интервью таджикистанца Ежурова
Поделиться новостью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Именно Ежуров первым в клубе узнал об иранском таланте Сердаре Азмуне, который раскрылся в «Рубине», а сейчас играет за «Зенит».

ДУШАНБЕ, июль – SPORTS.tj. Перед стартом этого сезона «Рубин» назначил Владимира Ежурова главным тренером молодёжной команды. Первенство из-за пандемии доиграно не было, и руководство клуба решило не продлить контракт. Тренер, совокупно отработавший в Казани 12 лет, покинул его в третий раз. Впервые в «Рубин» он пришёл в 2003 году по приглашению Курбана Бердыева.

С тех пор он не только тренировал в молодёжной и дублирующей командах, но и занимался селекцией. Именно Ежуров первым в клубе узнал об иранском таланте Сердаре Азмуне, который раскрылся в «Рубине», а сейчас играет за «Зенит». Владимир Ежуров о многом рассказал изданию «Бизнес Online».

Отметим, что уроженец Таджикистана Владимир Ежуров начинал тренерскую работу в пролетарском «Пахтакоре», отдав этой команде в общей сложности шесть лет и став с ней бронзовым призером Таджикистана в 1993 и 1994 годах.

Затем в его тренерской карьере были узбекские клубы «Металлург» (Бекабад) и «Семург» (Ангрен), а также таджикский «Худжанд». И  почти в это же время, 1994-1999 годы, Ежуров входил в тренерские штабы различных сборных команд Таджикистана – от юношеской до национальной.

С 2003 года Владимир Раимович перешел в структуру казанского «Рубина». Был селекционером, тренировал молодежку и дубль татарской команды. Впрочем, случались и, так скажем, краткосрочные тренерские командировки в калининградскую «Балтику» и нижнекамский «Нефтехимик». Далее была работа в «Енисее» и «Крыльях Советов».

– Владимир Раимович, как вы попали на работу в «Рубин» в 2003 году. Это была инициатива Бердыева?

– Да, с Бекиевичем мы вместе учились на курсах ФИФА для тренеров сборных. По линии моей супруги на тот момент почти все родственники проживали в Казани и мы часто приезжали сюда в гости. И как-то при встрече с ним поступило предложение поработать вместе. Основная команда по итогам сезона вышла в премьер-лигу и в связи с этим перед второй командой, выступающей в любительской лиге по третьему дивизиону была поставлена задача выхода на профессиональный уровень во второй дивизион. Вот выполнение этой задачи и поручили мне, доверив команду «Рубин-2». Дополню лишь ,что задачу мы выполнили за один сезон, квалифицировавшись с первого места. 

– Вы работали селекционером при Курбане Бердыеве. Можете рассказать, в чем заключались ваши обязанности?

– При Бердыеве я всегда работал на тренерском поприще главным в «Рубине-2» и ассистентом в молодежке поначалу с Уткульбаевым, затем с Францевым, с Фёдоровым и с испанцем Алексом. А селекцией занимался попутно, где основной задачей было комплектование прежде всего команд с которыми работал на тот момент, но иногда получалось предлагать и игроков сразу для основной команды. Например, приход Баляйкина, Гацкана был полностью моим проектом. Азмуна – тоже изначально моим.

– На какие именно качества футболиста и критерии Бердыев просил обращать внимание?

– Помимо футбольных качеств (техника, скорость, мышление), на личностные качества. Всегда говорил и говорю, что способных, одарённых ребят много, а заигрывают личности. Те, кто способен проявлять свои лучшие качества на самом высоком уровне и, зачастую, даже в экстремальных игровых моментах. Опыт и практика подтверждают это с каждым разом. Именно такие ребята впоследствии и заиграли в большом футболе.

– А какие-то конкретные критерии выделялись?

– При отборе в команду нужно учитывать, на какую именно позицию рассматривается игрок. Именно позиция на поле диктует, какими сильными качествами должен обладать футболист. Есть и особый аспект, присущий каждому главному тренеру в каждой команде. Так Бердыев, когда всех и все устраивает, задаёт последний вопрос: «Это игрок «Рубина»?!» И для него это определяющий критерий для окончательного решения. Таким образом, обозначается модель игрока и соответствие её модели игры данного клуба. У клуба может быть хорошая система поиска, превосходные средства, хорошая служба, но ключевое слово в выборе всё равно должно оставаться за главным тренером.

– Можете вспомнить, как происходила селекция игроков перед чемпионским сезоном? От многих основных игроков тогда ведь избавились. Как подбирались игроки, которые в итоге принесли клубу первое «золото» в истории?

– Это был год юбилея клуба. И здесь удачное стечение обстоятельств. Во-первых, финансовая и ментальная поддержка – огромная заслуга руководства республики и клуба. Во-вторых, правильная и точечная селекция по комплектованию команды. Здесь уже огромная заслуга от совместной работы Бердыева и ныне генерального директора клуба Сайманова.

Именно в процессе мощно проведённой селекции появились такие игроки, как Ансалди, Карадениз, Милошевич, Ребров, Семак, Навас, Домингес (во время второго чемпионства) – игроки-личности. А яркая и продуктивная на тот момент игра Бухарова, Рязанцева, Рыжикова, Шаронова, Калешина, Кузьмина да и других ребят дополнила эту команду. В третьих, конечно, сказалась тренерская работа самого Бердыева и его тренерского штаба.

– В одно время в «Рубине» было засилье футболистов из Средней Азии и принято считать, что большую роль в этом сыграли вы. Насколько это справедливо?

– Да, в болельщицкой среде действительно существовало и, к сожалению, существует такое мнение. Всегда отношусь к болельщикам с огромным уважением и стараюсь с пониманием относиться к их озабоченности, если таковая существует, но мы профессионалы и должны уметь правильно оценивать свою деятельность в команде, в том числе и по комплектованию. Выше я уже пояснял, что ключевое место в выборе футболистов должен занимать главный тренер. В основной команде, в «Рубине-2», в молодёжке – главные тренеры, в интернате старшие в своих возрастных группах. И именно в «Рубине» всегда последнее слово оставалось за Бердыевым. Он лично контролировал всю селекционную работу в клубе, в том числе и в интернате. Последнее слово всегда было за ним.

Так вот в «Рубине-2» из моего проекта играл только Николай Марков, которого я привез из Ташкента, так как на тот момент у него был российский паспорт. В молодёжке в те времена при разных тренерах играли Умарбаев, Афонин, Галиуллин, Алишер и Искандер Джалиловы, Азмун – игроки из моего проекта. Согласен с этим (Оразсахетов, Бободжанов, Мирзаев появились в команде по другим линиям). Но ведь последнее слово оставалось за старшими в этих командах и в конечном итоге за Бердыевым. А это уже мнение нескольких специалистов. Если оно совпадало, то уверен, такая селекция была более точечна и оправдана.

Если здесь не соглашаться со мной, значит, не соглашаться, допустим, с Уткульбаевым, который очень удачно и продуктивно работал в то время с молодёжкой. Значит не соглашаться со специально приглашенным специалистом из Испании Алексом, который занимал абсолютно независимую позицию, где главным критериям была игра.

– Кажется, что футболистов из Азии было чуть больше, чем вы перечислили.

– Было ещё несколько ребят из Азии и в интернате, но у каждого была своя история. Если они там появлялись, то, поверьте, проходили жесточайший отбор. Время показало, что все они выходили в стартовых составах своих команд, и болельщики со стажем должны помнить их за яркую, неординарную игру. У каждого из них были те качества, которые давали основания на их перспективность.

Коля Марков, в последующем пройдя через первый и второй дивизионы, заиграл в премьер-лиге в «Краснодаре». Вадим Афонин, повторив такой же путь, стал ключевым игроком «Оренбурга». Парвиз Умарбаев уже много лет играет в Европе, в «Локомотиве» из Пловдива, команды участвующей в Лиге Европы. Стал любимцем болгарских болельщиков. Искандер Джалилов поиграл в Румынии, в премьер-лиге. Алишер Джалилов и Вагиз Галиуллин были переведены в основной состав и даже успели поиграть. Затем у Вагиза были «Уфа» и «Тосно». Ребята из интерната: Джураев, Сулаймонов были одними из лучших в своих по возрасту командах и даже признавались лучшими игроками на российских турнирах. Понимаете, лучшими в масштабах всей России. Значит, это были не случайные игроки в интернате.

Теперь в целом по азиатскому региону. Учитывая где-то 200 игроков, занимающихся в интернате, 40 и более игроков в «Рубине-2», в молодёжке, то можно предполагать, что за 12 лет моей работы в первый мой приход прошло через структуру клуба сотни и сотни, а то и тысяча игроков. Сколько за это время было игроков из Азии? 10, максимум 20 или 1 – 2  процента от общего числа. 98 процентов приходилось на россиян, где подавляющее большинство приходилось, особенно в интернате, на воспитанников Татарстана и Казани. 98 процентов и 2 процента – цифры несопоставимы! Поэтому мнение по селекции с уклоном на Азию, к сожалению для некоторых болельщиков, ошибочно и, думаю, я подробно пояснил почему.

– Почему по-вашему никто из тех ребят не смог себя показать в «Рубине», хотя кто-то потом сумел раскрыться, уйдя из клуба?

– Почему никто? Выше уже отмечал, что Галиуллин и Джалилов Алишер уже успели поиграть в основе, а Галиуллин даже успел стать чемпионом России. По Азмуну и без комментариев всё ясно – это уже топ уровень, звезда. И это 2 процента составляющего от общего числа. Почему они не смогли закрепиться? Думаю, элементарно не хватило времени с неожиданным первым уходом Бердыева из клуба – именно в тот момент, когда эти ребята были на подступах к основе. И, опять же, время показало, что те, кто не успел, в дальнейшем смогли проявить себя в других клубах. Второй момент – индивидуальные способности. Кому-то необходимо время и, возможно, прохождение через поэтапные аренды до уровня премьер-лиги, а кто-то на примере Набиуллина, Бухарова, Азмуна, Портнягина – сразу через «Рубин-2» или молодёжку. Во многом ещё зависит от личности футболиста: кому-то надо больше времени и терпения, кому-то меньше и, конечно, всем ещё нужна удача.

Основная же работа по молодёжной селекции была и сейчас направленна именно на российских воспитанников. И в том числе на воспитанников нашей республики. Именно через «Рубин-2» и молодёжку заиграли в основе Бухаров, Баляйкин, Руслан и Рустем Мухаметшины, Портнягин, Яркин, Киреев,  Сергей и Юрий Нестеренко, которые тоже попали в  результате моей селекции, а также Дядюн, Гильмуллин и чуть позже Набиуллин.

И в настоящее время Степанов, Сорокин, Сагитов, Ахметов – также через селекцию клуба и через молодёжку пробились в основу. На подступах из молодёжки Волк, Янович, Макаров, Циберкин, Раджабов. Возможно и некоторые другие. Через молодёжку и далее через аренды есть надежды у Яковлева, Агапова, Микушина  и ещё некоторых ребят. Целая плеяда перспективных ребят в команде интерната U-17. Но надо понимать, что даже из десятка, двух десятков наших перспективных ребят все не заиграют именно в «Рубине». Но это наши ребята, это наш как бы генофонд, и ими надо дорожить и проявлять внимание и терпение. И даже если кто-то заиграет в других клубах, радоваться за них. А если кто-то попадёт в основу нашей команды, даже если таковых будут единицы из этого числа, то это уже успех. Будем радоваться и за других ребят.

– В последнее время агенты все больше влияют на молодых футболистов. Были случаи, когда их интересы сталкивались с вашими?

– Эта проблема действительно существует и для российского футбола в том числе, и она очень болезненна. Сейчас любой молодой парень, слегка заигравший в футбол, сразу находит под себя агента. И эти агенты заинтересованы, как можно больше зарабатывать денег – для них это бизнес, они изначально стараются выкручивать руки. Требуют, иногда, невыполнимые для клуба финансовые условия по ребятам, даже если те ещё совсем не доросли. Естественно, иногда появляются ситуации, что нет возможности у каких-то клубов взять игрока из-под такого вот агента.

Но есть и другие ситуации, когда агенты идут на помощь молодым футболистам, жертвуя сиюминутными доходами. На приемлемых условиях договариваются с клубами ради будущего молодых ребят, находят компромисс и ведут этого игрока до момента, пока они не созреют до высокого уровня. Потом уже получают прибыль.

Случается и так , когда мы с Тихоновым работали в «Енисее» у нас играл совсем молодой на тот момент Исаев (Алексей – ред.). Мы начинали его всё больше и больше заигрывать в основе. Постепенно он становился игроком стартового состава и начал проявлять себя,  расти как игрок. Я в политику клуба не лез, но через хорошего агента его у нас забрал «Зенит» в Санкт-Петербург. Он такой довольный, окрылённый, а Андрей ему говорит: «Лёш, не торопись в «Зенит» идти, ты ещё не готов. Тебя начнут по арендам отдавать или, в лучшем случае, в «Зенит-2» отправят». Он отвечает: «Нет, я настроен». У него желание, действительно, огромное было, но на тот момент ещё не созревший именно для основы «Зенита».

Перевели его в итоге туда. Подписали контракт с основой и тут же перевели в молодежку, потом в «Зенит-2». А он то ехал с мотивацией играть в основе. Это его видимо надломило.  Где-то в какой-то момент произошло недопонимание, «неправильный» как он сам признался разговор с Радимовым (Вадим, главный тренер «Зенит-2» – ред.), а он-то не терпит никаких капризов. Оказался в итоге вообще не нужен «Зениту». В итоге попал в чемпионат Азербайджана. То есть молодой парень, который не дотерпел. И агенты не дотерпели.

Или  пример с Набиуллиным. Я думаю, рано ему было переходить в «Зенит». В «Рубине» он был стабильным игроком старта, мог двигаться вперед, призывался в сборную России – то есть развивался. Но попав в «Зенит», проиграл конкуренцию более классным игрокам и оказался в «Сочи». Там да, играет, но это ведь уже не тот уровень. В то же время есть пример Ильзата Ахметова, которого, по сути, украли у «Рубина». Он в итоге доигрался до сборной, заиграл в ЦСКА. Кто знает, может  и к лучшему получилось. Думаю, здесь важно понимать куда идёт молодой игрок. Это для него шаг вперёд, вызов, развитие… На этот вопрос ответил достаточно убедительно Егор Сорокин, приняв решение перейти в «Краснодар», имея приглашение и в «Зенит».

– За три матча узнать, что из себя представляет команда Слуцкого сложно, но вы наверняка видите её со стороны на тренировках. Скажите, чем футбол «Рубина» Слуцкого отличается от того, что команда показывала при Шаронове?

– Не мне судить о работе Викторовича и Романа. Я на их уровне, главным в премьер-лиге, не работал. В целом сравнение неуместно. Шаронов – начинающий тренер и уверен, судя по работе в «Рубине», довольно-таки перспективный в будущем. Не хватило, наверное, времени и немного опыта.

Слуцкий – это тренер однозначно другого уровня и опыта. Тренер, делавший команду чемпионами и поработавший уже в Европе. И при этом достаточно коммуникабелен. Поймал себя на мысли, что с ним хочется работать, с ним хочется общаться. Думаю, и ребятам также комфортно с ним работать, а это уже единение команды к одной общей цели, к одной общей идее, что так необходимо именно сейчас. Если ему будет дано время, доверие и терпение, в том числе и среди болельщиков, то уверен, что он поднимет наш «Рубин».

– Как вы возвращались в «Рубин» в прошлом году?

– Изначально всё началось с Бердыева. Я долгое время работал в первой лиге в «Енисее» и в «Крыльях Советов». И на одной из встреч он попросил меня найти игроков из первой лиги, которые по игровым качествам могли бы соответствовать его планам по комплектованию команды. Ему нужны были игровики. И пока я это всё составлял и делал, получилось так, что Бердыев ушёл. Но меня очень хорошо знал Сайманов по прежней работе. И после личного собеседования сделал мне предложение поработать с молодежкой.

– Вы очень много работали с молодыми футболистами, но о вашей работе в качестве главного тренера интернет знает мало. Расскажите, каким был ваш путь на посту главного? Есть ли у вас амбиции снова поработать главным тренером?

– Я много работал главным тренером в командах высшего дивизиона в Средней Азии. 12 – 13 лет ушло на это. Совместно работал ещё во всех сборных Таджикистана: начиная с юношеской, заканчивая основной. В олимпийской – главным тренером.

Попав в систему «Рубина», был определен в молодежный сектор и как-то там задержался на 12 лет. Это время, когда мог бы работать главным тренером было упущено, но мне нравилось работать и ассистентом. Если я вижу, что тех коллег, с кем я работаю, всё устраивает и мне доверяют, тогда я с удовольствием работаю. Так было и в «Енисее», где я потом  поработал и главным, и в «Крыльях».

Кстати, когда в «Енисее» некоторое время исполнял обязанности главного тренера, ввёл в состав молодого Женю Чернова, который сейчас в «Ростове» играет. Молодого Азера Алиева, который сейчас в «Уфе». Чернова мы взяли из Томска в аренду. Я ввел его в основной состав, и он у меня заиграл. В игре на Кубок России с «Томью» он особенно ярко себя проявил и по окончании сезона они его вернули. А оттуда у него сразу была уже прямая дорога в «Зенит» и позже в «Ростов. И ещё при мне в «Енисее» заиграл Женя Марков, который сейчас в «Рубине». Именно молодым мы взяли его в аренду и сразу начали наигрывать в основном составе.

– Лично для вас что интереснее: работать с уже готовыми состоявшимися футболистами или растить от юношеских возрастов и потом со стороны наблюдать за результатом их прогресса на профессиональном уровне?

– Я задумывался над этим вопросом. Думаю, это моё – работать с молодежью, но со старшей молодежью. С той, которая уже на подходе к основной команде. Но в то же время работал и с игроками высокого уровня и понимаю, что у меня и здесь всё может получаться, что есть понимание как работать, а значит и этот спектр мне интересен. Хочу сказать, что сейчас по проишествии лет меня устраивает моя работа. Здесь неважно – ассистентом или главным. Важнее, чтобы было понимание, что я полезен и необходим.

 – Вы ведь были свидетелем появления одного из самых звездных воспитанников Бердыева – Сердара Азмуна. Как происходил этот процесс?

– Я попутно занимался комплектованием команды своего возраста, работая ассистентом в «Рубине». Но параллельно занимался и игроками для основной команды. Всегда был на контакте с Бердыевым, который контролировал всю нашу работу. Только с его согласия приглашались футболисты.

Тогда мы были на сборах в Турции, в то время я работал с молодежкой. Ко мне подошел никому тогда не известный Бако Почоев – будущий переводчик Азмуна. Он дал мне фамилию и очень убедительно, настойчиво стал просить посмотреть его. Предлагал посмотреть видео, посмотреть нарезки в ютубе. «Это очень талантливый мальчик» – так он характеризовал Азмуна. Естественно, стараюсь не отказывать в таких просьбах, потому что это моя профессия, тем более возраст подпадал под молодежную команду. В один из вечеров я полностью просмотрел его по интернету, изучил все возможные видео по Азмуну.

Сразу понял, что это игрок уже высокого уровня перспективности. Он выступая за молодежные и юношеские сборные, постоянно признавался лучшим и как правило был ещё и лучшим бомбардиром на международных турнирах. Навёл справки по нему и узнал, что на тот момент он как раз выступает на турнире Гранаткина. Позвонил Марату Кабаеву, одному из селекционеров «Рубина», он тоже был на этом турнире. Попросил его посмотреть именно на этого парня.

Он мне перезванивает буквально через день и говорит: «Я посмотрел на него, это Игрок!» Тем более он сам 95-го года, а выступал за сборную Ирана 93-го года рождения. И при этом за три-четыре игры на турнире успел уже наколотить пять голов и возглавил бомбардирскую гонку. Он быстрый, прыгучий, хорошо встречается с мячом и при этом забивает.

Я сразу собрал всю статистику, подготовил видео и поднёс через Кабаева Бекиевичу. Прошло не так много времени, и от Бако узнаю, что Бердыев вызывает Азмуна в команду. Когда был разговор его отца и Бердыева, я присутствовал. Тогда Бекиевич принял уже решение брать его в команду, а когда ещё узнал, что он туркмен по происхождению, то стал относиться к Азмуну как второй отец.

– Насколько большую роль в развитии Азмуна сыграл Бердыев?

– Это действительно продукт Бердыева. Очень серьезное внимание стал ему уделять и сумел его раскрутить до самого высокого уровня. Думаю, у Азмуна есть потенциал стать игроком топ-уровня. Придет время, и он появится в Европе. У него есть всё, чтобы там себя проявить. Если вы видели, как он выпрыгивает: ведь он не просто прыгает, а зависает в воздухе. При этом играет головой. Также может играть внизу, очень быстрый, объёмный. И отмечу, что он во всём профессионален и старается выслушивать мнения других, исполнять и совершенствоваться.

Если вы заметили, чем выше игровой уровень, тем лучше он себя проявляет. Так, когда у «Рубина» был средний уровень игры, когда Бекиевич был вынужден из-за разных проблем привлекать даже молодежь из дубля – Азмун меньше себя проявлял. Но уезжал играть за сборную и чуть ли не в каждой игре снова забивал. Я тогда уже понял, что чем выше уровень, тем лучше он играет. И уже попав в «Зенит», где уровень игроков на порядок выше, он сполна стал показывать себя. Или в «Ростове» когда Бердыев собрал топ-игроков, включая Нобоа, Гацкана и тому подобных, и там Азмун себя тоже очень ярко проявил. Поэтому я не сомневаюсь ,что когда он попадет в европейский чемпионат, где будут партнёры топ или даже мирового уровня, то ему будет легче себя показать.

– То есть у него есть зависимость от качества партнёров?

– Да, да. Такие случаи бывают, когда высокого уровня игрок не может себя достаточно ярко проявить в слабой или в средней команде. А с сильными партнёрами с более сильными исполнителями раскрывается сполна.

– А были ситуации, когда тренерский штаб хотел взять сильного игрока, но в итоге упустил и тот стал звездой в другом клубе?

– Помню, такой случай был. Бердыев сам рассказывал, что ему предлагали Юрия Жиркова. Он как-то не привлек внимания изначально, а когда уже заиграл в ЦСКА, Бердыеву агент говорит, что вот мол Жирков заиграл. Бекиевич отвечает: «Ну что ж теперь сделать, зато он заиграл в ЦСКА, я за него рад. Может, все было к лучшему».

Невозможно всё объять. Бывают и ошибки в селекционной работе. Бывает  берут игрока, а он оказывается не к месту в клубе. Первоначальное мнение может быть одно, а когда в клуб приглашаешь и процессе работы  видишь, что появляются проблемы, которые не позволят дальше ему развиваться. И такое бывает.

– Сейчас ясно, что чемпионат страны продолжают, а сезон в ФНЛ и ПФЛ не игран. А что с сейчас с молодежным первенством?

– По молодёжке его завершили. Со следующего сезона возможна реорганизация. Молодежка будет выступать отдельным турниром по принципу проведения турнира в этом сезоне по U-17.

– Сейчас у Рубина нет второй команды, которая раньше давала молодым игрокам практику в ПФЛ. Насколько вообще необходима для развития футболистов такая структура в клубной системе?

– Сейчас, особенно в условиях пандемии, основное направление работы направлено на стабилизацию основной команды и сохранение её в элите российского футбола. Но уверен, что возвращение «Рубина-2» обязательно в скором будущем состоится. Это недостающее звено для молодых, которые переросли молодёжку, но не готовы пока к основе. И чтобы перспективные ребята не потерялись из системы клуба, необходимо создать свою команду, недостающую ступень в развитии. Отличный пример – Краснодар: академия, U-17, молодёжка, «Краснодар-3», «Краснодар-2», основа. И как результат – больше своих воспитанников в основе.

Поделиться ссылкой:


Аватар

Редакция Sports.tj

Подписывайтесь и будьте в курсе всего интересного - Я.Дзен, Telegram, Instagram

Возможно , вас заинтересует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы не можете скопировать содержимое этой страницы

error: Content is protected !!
P