«Бокс? Занимался им давным-давно в Таджикистане». Как Рашид Рахимов будет спасать «Уфу»

«Бокс? Занимался им давным-давно в Таджикистане». Как Рашид Рахимов будет спасать «Уфу»
Поделиться новостью
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Уроженец Таджикистана Рашид Рахимов принял «Уфу» на последнем месте в таблице РПЛ. При Рахимове команда провела 10 матчей (считая победный кубковый): 13 мячей забила, 11 пропустила, набрала 7 очков, поднялась строчкой выше.

ДУШАНБЕ, февраль – SPORTS.tj. Чего ждать дальше? Как он будет спасать клуб? Какие планы и задачи в целом?

– Страшно приходить в последнюю команду чемпионата?

– Страха не было, все-таки надо иметь уверенность в себе. Но она должна подкрепляться тем, что ты видишь, с чем работаешь. Есть желание улучшить ситуацию, – приводит слова тренера «Матч ТВ». – При наличии игроков определенного уровня можно на это ориентироваться. При их отсутствии будет сложно.

– Бытовало деление тренеров на спасателей и остальных. Вы спасатель?

– Не сказал бы. Просто не раз оказывался в ситуациях, когда приходилось спасать. С «Уфой» у меня не первый случай, а четвертый или пятый. Первый был еще в Европе, в «Адмире-Ваккер». Там все складывалось еще тяжелее. Справились и уже на следующий сезон предстали крепкой командой, дающей результат.

Затем дважды была история с «Амкаром» и «Тереком». Есть понимание, что можно многое выстроить. Однако качество постройки зависит от материалов, особенно если биться за серьезные цели. Сегодня мы как раз в той фазе, когда в качестве нужно добавить, нам необходимы игроки. Но с этим есть сложности.

– У «Ротора» и «Тамбова» их не меньше. Как минимум. Ваши конкуренты. Кандидаты на вылет.

– Уверенность рождают не проблемы других, а качество игры своей команды. Оно определяется игроками. Если не превосходишь конкурентов в этом аспекте, возможны негативные сюрпризы. Удача – хорошо, запас прочности и класс исполнителей – еще лучше.

– Три вопроса – и три ответа про необходимость усиления. Чувствуется, тема вас волнует.

– Очень волнует. На этом завязано все. Можно изменить тренировочный процесс, дать команде то, что подтянет ее к более высокому уровню, ужесточить требования, но если нет базисного мастерства, придется сделать шаг назад, чтобы выжимать максимум. Естественно, это меня беспокоит, хочется баланса во всех компонентах. Мы многое поменяли в игре, «Уфа» больше не окапывается в своей штрафной, а действует по ситуации.

И все же основа нашей игры – обороняющийся игрок располагается за линией мяча. При этом мяч может быть и у своих ворот, и в центре, и у чужих, значит, необходимы скоростные исполнители, способные прессинговать и отбирать, чтобы не допустить контратак.

– Ждете новичков?

– Жду. Усиления требует несколько позиций. Надеюсь, придут четыре-пять человек. При том, что 5-6 ушли, и еще могут уйти.

– У вас контракт до конца сезона?

– Да. Как и договаривались с клубом.

– При комплектовании этот вопрос обычно учитывают. Одно дело брать людей под конкретного тренера, другое – под неизвестность.

– Усиление необходимо не под Рахимова, оно требуется клубу, которому предстоит развиваться со мной или без меня. Считаю своей задачей привить команде немного другой футбол, заложить игровой каркас, позволяющий быть как минимум крепким середняком и больно кусаться. Это важно для «Уфы», которая не может позволить себе безразмерный бюджет. Посмотрим, насколько удастся.

– Ищете только свободных агентов?

– Не только, хотя у свободных есть очевидный плюс. Вопрос в другом. Многие видят турнирное положение. Задумываются. Футболистам хочется долгосрочных контрактов, клубу это не всегда удобно. В этих обстоятельствах нужно искать оптимальные варианты.

– Шамиль Газизов – усиление?

– Несомненно. Он знает «Уфу» от и до, выводил ее из низов, не один год контролирует все процессы.

– Урунов есть в ваших планах?

– Многие в планах, но будет ли возможность? Потенциально Урунов пригодился бы, остальное зависит от массы факторов. Например, от количества легионеров в команде.

– Работа телеэкспертом помогает тренеру в трудоустройстве?

– Откуда я могу знать? Когда приходишь на ТВ, об этом не думаешь.

– Трудно говорить правду про коллег?

– Не люблю обсуждать тренеров. Порой у нас разные взгляды, но делаем одно дело, должна присутствовать определенная солидарность. Даже если у коллеги что-то не получается, понимаю: он делает максимум возможного, целиком погружен в работу. Поэтому предпочитаю поддерживать.

– Даже если считаете, что коллега ошибся?

– Все относительно. Ошибся игрок? Это ошибка тренера: мог лучше подготовить или выпустить другого. Команда не выиграла – снова виноват тренер. Поэтому правильнее обсуждать конкретные примеры. Скажу так, я ориентируясь на свою работу: можно что-то не предусмотреть и корить потом себя за это. Но старание тренера выдать максимум сомнению не подлежит. А виноват он будет хоть так, хоть этак.

– После матчей с «Ахматом» и «Уралом» вы сказали примерно следующее: «Уфа» сыграла глупо, допустив грубые ошибки. Есть разница между глупостью и неумением?

– Конечно. Мог подобрать другие слова, но проблема заключалась не в уровне наших игроков, а в том, что они сыграли ниже своего уровня. «Ахмат» остался в меньшинстве, и мы вдруг теряем контроль над своей игрой, забываем про контратаки и пропускаем. Это не очень умно. Остаемся без мяча у ворот «Урала», соперник организует атаку с дистанцией движения мяча порядка ста метров, а мы не навязываем борьбу, – снова глупо. Защитник хватает соперника и бросает на газон, получаем пенальти: это ведь не уровень, а конкретное неправильное действие, глупая ошибка.

К сожалению, результативная, как во многих других матчах: с «Краснодаром», с «Сочи», с «Локомотивом». Нужно исправлять. Где-то есть смысл рискнуть, где-то важнее сыграть надежно. Мы так и строим свой футбол, чтобы исключить зоны риска, сохранив компактность при потере мяча.

– Людям, которые ошиблись, становится мучительно больно после общения с вами на разборе игры?

– Думаю, они и без меня сильно переживают. Когда после твоей ошибки случается гол, это болезненно. Не знаю ни одного футболиста, который себя не корил бы. При этом все они разные. Иногда достаточно дать понять, чтобы игрок прокрутил в голове и больше не повторял.

– Лоськов страшным ударом исполняет штрафной. Шершун стоит в стенке и инстинктивно убирает головой от ядра. Получает от Валерия Газзаева штраф в две тысячи долларов, достоверная информация. Вы за такое штрафуете?

– Не знаю, оштрафовал бы или нет, но тоже был бы недоволен. Мячом еще никого не убивали. Да, неприятно, попадает иногда в такие места, где надо перетерпеть. А что делать?

– Председатель совета директоров «Уфы» Ростислав Мурзагулов считает, что вы более жесткий, чем Евсеев. Как оценили бы себя по 10-бальной шкале жесткости?

– Чтобы сравнивать себя с другими, надо знать их в работе. А я не знаю, меня не было в команде при Вадике. Жесткость необходима, но и здравый смысл тоже, на одной жесткости далеко не уедешь. Точнее, на требовательности, зачастую эти понятия путают.

– Встречали специалистов, более требовательных, чем вы?

– Очень выделялся в этом плане Романцев. Для него все должно быть так, а не иначе. Сказал – все обязаны выполнять. Немецкие тренеры, с которыми работал в Австрии, тоже были очень требовательными – Хорст Хрубеш, Вольфганг Франк, Эгон Коордес. У них было свое видение футбола, которое они неуклонно насаждали.

– Наигрываете схему 4-4-2?

– И ее тоже. Эта расстановка особо требовательна к паре центральных защитников. В «Амкаре» такими были Попов и Белоруков, в «Локомотиве» Баша и реанимированный Родолфо. При определенных условиях 4-4-2 предпочтительнее.

– Глухая оборона в последних одиннадцати турах ради сохранения прописки в РПЛ – вариант?

– Турнирная задача важней стилистической. Но при этом мы уже оживили игру. В тех матчах, что сыграли при мне, лишь в одном уступили с разницей в два мяча, в остальных меньше. Стараемся набирать очки за счет нападения. А оборона может быть низкой или высокой, более или менее эшелонированной, главное, чтобы после обороны была атака.

– В Грозном вы вывозили команду на полигон для поднятия духа и просто пострелять. Куда повезете «Уфу»?

– Пока про полигон в окрестностях не слышал, посмотрим. Не против, если команда сама где-то соберется и серьезно поговорит, иногда тренерский штаб даже мешает в таких ситуациях.

– В столице Башкирии окопался американо-россиянин Джефф Монсон, бывший боец смешанных единоборств. Открыл школу джиу-джитсу и грепплинга. Может, к нему?

– С футболом бы разобраться, потом подумаем про джиу-джитсу.

– Вы ведь и сами когда-то занимались боксом.

– Это было давным-давно в Таджикистане.

– Доводилось применять навыки?

– Тогда же и доводилось. Классической борьбой тоже занимался, кстати. И тоже применял, в молодости со всеми бывало. Потом само собой сошло на нет.

Поделиться ссылкой:


Аватар

Редакция Sports.tj

Подписывайтесь и будьте в курсе всего интересного - Я.Дзен, Telegram, Instagram

Возможно , вас заинтересует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы не можете скопировать содержимое этой страницы
error: Content is protected !!